У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

» обновлено оформление и дизайн форума
» игровое время теперь зима 18/19
» возраст зафиксирован на декабрь

коты-воители: раскол

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » коты-воители: раскол » а потом наступил мрак » /v/ [08.18] рк №9: загрязнение реки


/v/ [08.18] рк №9: загрязнение реки

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

речной квест №9: загрязнение реки
ягнятник (14) & дымка (14) & форелька (8)
нпс: тисовейка (44) & журавлик (8)
http://funkyimg.com/i/2KViv.png

— тип эпизода:
закрытый

— задание:
справиться с последствиями загрязнения реки

— условия:
лагерь реки
день, +24°C, ясно

— сюжет эпизода:
Из-за близкой деятельности людей река вновь начала загрязняться — старшие коты, уже пережившие подобное шесть лет назад, предупреждают молодняк не есть мёртвую рыбу и не пить в тех местах, где вода совсем грязная. В реке начинает появляться человеческий мусор, который мешает плаванью, а порой и вовсе травмоопасный. К тому же, некоторые коты всё равно, по глупости или по ошибке, едят отравленную рыбу, и тяжело заболевают. Из-за начавшейся засухи многие целебные травы исчезают, в том числе и те, что необходимы для лечения, и целителю, похоже, придётся пойти на риск, используя то, что у него есть.

[nick]Мастер Игры[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zURM.png[/icon][sign][/sign][status]гулять по льду[/status]

0

2

[indent] Появление людей — их излишней активности на автомагистрали — беспокоило Ягнятника ещё в начале Зелёных Листьев: он с бессильной тревогой осознавал, что это ничем хорошим не закончится. Когда вода в реке начала мутнеть и в ней начал появляться мусор, очевидно оставляемый теми же самыми людьми, Ягнятник неустанно повторял воителям и оруженосцам одно и тоже: не пейте речную воду там, где она загрязнена; не трогайте и избегайте мусора Двуногих; ни в коем случае не доставайте отравленную дохлую рыбу и уж тем более не ешьте её. Засуха не оставляла Ягнятнику выбора, кроме как экономить скудные запасы трав: он понимал, что этого вряд ли хватит в случае массового отравления или увечий соплеменников; мысль, что у него есть Всполох, который может помочь, отчасти его утешала, но он отдавал отчёт, что не сможет всегда полагаться на помощь Теневого целителя, особенно, если учитывать напряжённые отношения между племенами.

[indent] Это всё — было, а теперь, что у Ягнятника есть, так это несколько тяжело отравившихся. Когда кто-то окликает его имя, Ягнятник выходит из палатки, чтобы увидеть потерявшего сознание Журавлика, готовую свалиться с лап Тисовейку и недоеденную рыбу.

[indent] — Донеси Тисовейку до целительской! — Ягнятник берёт Журавлику за шкирку, благодаря Сумрачный лес, что тот не отличается большим весом; Волчеликая, без труда подхватив Тисовейку, доносит её до палатки и справляется быстрее, чем целитель. Ягнятник чувствует, как вздыбливается шерсть на загривке, но не позволяет злости контролировать его действия: отвесить оплеуху Тисовейке за то, что та решила разделить отравленную рыбу со своим учеником, он успеет потом. Сейчас ему нужно помочь справиться им с острым пищевым отравлением: Ягнятник проносится мимо Жабика, уже луну как живущего у него в палатке, и быстро роется в запасах трав, ища необходимые. Ягнятник вздыхает с облегчением, заметив последние зёрнышки крапивы — это поможет вызвать рвоту и облегчит борьбу организма с ядовитыми веществами.

[indent] Ягнятник мельком видит, как уходит Волчеликая, и он поневоле рад, что посторонних нет. Он возвращается к Тисовейке и лежащему без сознания Журавлику, и негромко зовёт кошку по имени, пытаясь привлечь внимание, и даёт ей зёрнышки крапивы — он понимает, что для Журавлика больше нет лекарства, но он без сознания, поэтому лучше заняться сразу Тисовейкой. Он замечает пену у рта кошки и наблюдает судороги у ученика, понимая, что отравились они серьёзно — и как раз тогда, когда у него не хватает трав. Ягнятник заставляет прилечь воительницу, зная, что скоро крапива вызовет приступ рвоты, и склоняется над Журавликом, пытаясь привести его в чувства и напряжённо думая, что можно дать ему в качестве альтернативы крапиве.

+5

3

— Будь осторожнее, дорогая.

Не пить мутную воду, остерегаться плавающего в реке мусора, не трогать мёртвую рыбу, а лучше рыбу вообще — казалось, такие простые правила, всё время повторяемые Ягнятником. И никто бы не удивился, наверное, если бы половина племена начала избегать целителя: по горло сыты уже наставлениями, буква в букву запомнили наизусть. Но всё равно приходят с травмами, порезами, болью в желудках — знают, но понимают ли? И Дымке страшно немного: что, если поранится кто-то из близких? Что, если кому-то не хватит трав? Тисовейка говорит, что, может быть, всё это — знак Предков, молчавших так долго, и скоро наступят трудные времена для Речного племени. Дымке не хочется верить, что грядут новые беды, но хочется знать, что Звёзды не оставили их, и она всё чаще выходит по ночам из палатки смотреть на ночное небо, тихо прося Предков о милости.

Дымка пытается помочь Ягнятнику, повторяя соплеменникам его слова и не понимая, почему некоторые так странно улыбаются в ответ, — она знает эти правила наизусть, и другие должны помнить тоже. Дымка упрямо следует наставлениям целителя, словно бы новой части Воинского Закона, обходит места с загрязнённой водой, смотрит везде внимательно —  вдруг таится опасность на дне реки и плывут рядом страшные рыбьи трупы? 

Дымка старается делать всё правильно — но наглоталась всё-таки грязной воды где-то, еле идёт теперь. Дорога до лагеря кажется невыносимо длинной, можно идти две луны, но так и не приблизиться ни на шаг. И внутри будто бы скребут острые ястребиные когти, выворачивают наизнанку, выдирают внутренности — но всё это кажется, а потому длится нескончаемым кошмаром. Дымка чувствует, как сжимается всё, разрывается в области живота, и она останавливается порой, обессилено падая на землю и подбирая под себя лапы в надежде, что от этого станет легче.

Легче не становилось. Она тихо стонет от боли и пытается думать о чём-нибудь другом — не выходит. Разум кричит и воет, усиленно напоминая о проблеме, взорвётся сейчас голова и не станет больше Дымки. Если проскальзывают другие мысли, то — чёрные, рваные. Что, если не станет лучше? Примут ли её Звёздные Предки в свои ряды? — невыносимо больно. Во рту гадкий кислый привкус, и Дымка думает, что лучше бы ничего не ела сегодня.

Она бредёт вдоль какой-то тропы, оставленной Двуногими, появляющимися здесь всё чаще (неужели всё и правда становится хуже?), и останавливается пару раз, оставляя на траве остатки завтрака, когда кажется, что внутренности сейчас наружу вылезут.  До лагеря осталось немного: уже слышен шум реки, слабый, но различимый. Дымка хочет двигаться дальше — скорее бы добраться до палатки Ягнятника, но замечает неподалёку согнувшийся над землёй силуэт. Пахнет всё так же кисло, и Дымка морщится, чувствуя, что сейчас тоже не выдержит и сгорбится точно также.

— Форелька? — она подходит ближе, голос слабый и хриплый немного, — Что случилось с тобой? Может, ты пил из реки мутную воду?  — с ним всё что угодно могло произойти.

Отредактировано Дымка (2018-09-24 00:00:05)

+6

4

[indent] Он, конечно, слышал, что нельзя пить грязную воду, что нельзя есть мертвую рыбу (он озадаченно спросил, а можно ли тогда есть её заживо – но получил резкий, раздраженный отказ), что нельзя дотрагиваться до странных предметов в воде, что нельзя в ней плавать, что лучше вообще, в принципе, к реке не подходить и держаться от неё как можно, как можно дальше. Он слышал все это по нескольку раз – сначала Ягнятник объявил это перед всем племенем, потом, кажется, даже подошел лично, как и к каждому, что имел доступ к территориям, а потом ему об этом напомнила мать, озабоченно проводя языком ему между ушей, будто он все ещё был котенком в Детской (Форелька не был против). Она попросила его держаться брата, чтобы он, если что, помог ему – но брат куда-то исчез. Тренировки, видимо – серый знал, как он бывает занят.

[indent] И малец снова, когда не было тренировок, остался предоставлен только самому себе. И он даже держал в уме эти правила первые несколько дней – он повторял их про себя постоянно, он говорил о них цветам, рассказывал пролетающим птицам, делился ими с ползущими по делам муравьями, аккуратно ставя лапы, чтобы не раздавить их. Но его хватило лишь на несколько дней. И ему об этом в ответ не напомнили, ни цветы, ни птицы, ни муравьи. Почему этого не сделала мать? Возможно, она считала, что серый юнец находился под защитой любящего брата, который постоянно талдычит ему о безопасности – но Форелька, конечно, не был. Брат был занят. Он знал это. И не приставал к нему, на сто процентов уверенный, что тот вырастит лучшим воином в лесу, если его не отвлекать – он сам так сказал. Не может же он врать?

[indent] Серебристый просто не смог устоять, любопытство толкало его вперед, запах людей манил к себе, только подстегивая его интерес – он никогда вблизи не видел Двуногих, но уже столько слышал о них. Серый вышел к реке, недалеко от Совиного дерева – там, где запах был сильнее всего – и остановился, пристально глядя на ту сторону. Он слышал шум работающих чудовищ, ему казалось, он слышал даже перекрики их хозяев, но не был уверен точно. Тогда-то он и заметил странный предмет, плывущий по течению. Миг - и он около берега, ещё миг – и он по пояс зашел в воду, передними лапами пытаясь выловить непонятную штуковину неизвестного предназначения и из неизвестного материала. У него получилось – пару раз чуть не поскользнувшись и не навернувшись в реку с головой, он все же благополучно вытаскивает кусок Чудовища на берег и с восхищением обнюхивает его, пытаясь понять, что это такое и откуда да куда крепится. Конечно же, он не понял. А что идет следующее за осмотром? Попробовать на вкус. Конечно же, все это знают. Он протянул язык и дотронулся самым кончиком, опасаясь, что кто-то вдруг выпрыгнет из кусков и скажет, что это не его добыча. Никто не выпрыгнул, а Чудовище на вкус оказалось отвратительным, жестким и маслянистым  - он еще долго отплевывался.

[indent] Форелька почувствовал себя плохо уже через полдня, когда лес вдруг пошел перед глазами кругом, а лапы начали заплетаться. Он мотал головой, пытаясь избавиться от наваждения, но становилось только хуже. Его мутило, и от каждого такого взмаха головой к горлу все выше и выше подбирался неприятный комок. Не зная, что с ним делать, он старался удержать утреннюю пищу в себе, потому что боялся, что вместе с ней его вывернет наизнанку совсем. Как он тогда сможет охотиться и исследовать лес, если будет вывернут наизнанку?

[indent] Он сломался где-то перед самым входом в лагерь – пошел туда автоматически, ища брата и родителей в надежде на помощь – он более не мог терпеть, потому поддался, чувствуя неприятный сокращения в животе и горле, не понимая, как в такой момент дышать, выгибая спину дугой. От неприятного привкуса на языке тошнило ещё сильней – и он подумал, что, наверное, будет тут так стоять, пока его не обнаружит вечерний патруль.

[indent] — Форелька? — отвлекается от своего важнейшего занятия, обрадованный, усилием воли удерживая остатки завтрака внутри, оборачивается затуманенным взглядом, с трудом фокусируясь на Дымке, — Что случилось с тобой? Может, ты пил из реки мутную воду?  — точно. Его же предупреждали: «не подходить к воде».

[indent] - Пил? Нет. Я не пил воду. Я пытался его поймать. Он был таким странным  - плыл по реке. Я хотел посмотреть, какие на ощупь Чудовища – наверняка это был его кусок. Думаешь, вверх по течение кого-нибудь из них убили? – он пытался оправдать свой поступок, но о мыслях о еде его замутило сильнее прежнего, и он отвернулся, оставляя на земле все самое последнее.

Отредактировано Форелька (2018-10-05 17:03:46)

+5

5

Дымка облегчённо вздыхает сначала, когда слышит, что Форелька не пил речной воды — может, всё обойдётся ещё, и это просто отравление из-за несвежей дичи, которая иногда оставалась лежать на земле — эти Зелёные Листья милостивы к воителям. Но Форелька продолжает говорить, и воительница от удивления постепенно склоняет голову набок. Чудовище? Что могли сделать Двуногие или было такое в реке, что даже Чудовище развалилось на части?

Может быть, это и правда конец, и им действительно стоит уйти, как предлагали на недавно прошедшем Совете?

— Двуногие? Возможно, они убили его, трудно сказать. Или это сделала река, — Дымка не знает причины. — Но не подходи больше к ней и не трогай Чудовищ, Форелька, пожалуйста. Даже мёртвые они опасны, — как в подтверждение, оруженосец снова склоняется над землёй. Дымка с трудом проглатывает то, что лезет наружу при одном только запахе, если осталось там что-нибудь ещё внутри — казалось, выплюнула всё что можно уже. Мысли о Чудовищах и скором конце быстро уходят куда-то, и хочется только скорее добраться до палатки Ягнятника, где можно будет забыть об этой ноющей боли и уснуть наконец.

— Нам нужно к целителю. Идём, — Дымка ждёт, пока Форелька встанет и сможет идти. По пути в лагерь она постоянно оглядывается на оруженосца, потому что он мог не выдержать дороги — кто знает как ядовиты Чудовища? — и иногда останавливается, когда чувствует, что уже Форелька или она сама уже не могут идти. Дымка старается не показывать боли, но морщится часто, когда становится слишком плохо и сворачивается всё внутри. Пару раз она заходится в приступе рвоты, хотя в желудке почти пусто уже и снаружи оказываются лишь мелкие остатки пищи вперемешку с кислотой.

Они подходят совсем близко к лагерю, и единственное препятствие теперь — река, которую нужно переплыть. Дымка внимательно на оруженосца, пытаясь понять, справятся ли они.

— Осталось совсем немного, Форелька. Если вдруг станет плохо в воде — постарайся держаться и дать мне понять об этом, хорошо? Ты плывёшь первым, а я буду позади, — Дымка думает, что так будет лучше и, если что-нибудь случится, она сможет подхватить его или хотя бы позвать на помощь — в лагере обязательно кто-нибудь есть сейчас. Воительница смотрит, как Форелька входит в воду и вскоре отправляется за ним.

Вода тёплая, но удовольствия плавание не приносит. Лапы, кажется, ослабли совсем, и для каждого движения приходятся прикладывать больше усилий, что отдаётся болью внутри. Дымка старается не обращать внимания и смотрит постоянно на серебристую голову впереди, отмечая каждое движение и готовая помочь в любую секунду. Почти у самого берега, когда уже немного остаётся до мелководья, Форелька вдруг становится расслабленным странно, и Дымка спешит вперёд, надеясь, что всё-таки ей показалось — в мыслях мелькают события на Нагретых Камнях. Но сегодня она успеет — вскоре уже тащит оруженосца по мелководью и стонет чуть слышно: кажется, разорвётся сейчас живот. Какой-то воитель подхватывает Форельку и тащит к палатке целителя.

«С ним всё будет хорошо, правда?»

Дымка волнуется и старается как можно быстрее дойти до Ягнятника. У входа она видит Волчеликую, но в редкий раз не обращает внимания — не время сейчас. Воительница входит внутрь: Форелька пришёл в себя, но лежат на подстилке Журавлик вместе с Тисовейкой. Внутри всё встаёт резко и Дымка обеспокоенно спрашивает.
— Что с ней случилось, Ягнятник?

+5

6

[indent] У серого плывет перед глазами (или, может, просто шатается он сам?), и он почти не слышит ответа Дымки – речь словно бьется о глухую стену, становясь на пару тембров ниже. Его это действительно забавляет – ему нравится звук тупых ударов её голоса о туман в его голове. Он бы попросил воительницу сказать что-нибудь ещё, если бы не был так занят в данный момент – и вместо слов ученик лишь скручивается опять над травой с полным ощущением, что уж в этот-то раз давно пустой желудок точно вывернется наизнанку.

[indent] — Нам нужно к целителю. Идём, — Форелька рад, что хоть кто-то наконец-то сказал ему, что надо делать. Пусть Дымка не приходилась ему ни братом, ни родителем – далеко нет - но он был благодарен ей за то, что она взяла решение насущных проблем на себя. Потому что серебристый совершенно не представлял, что в таком случае ему нужно делать и к кому идти. Нет, не найдись никого вокруг, в конце концов, он бы, конечно, пришел к Ягнятнику (если бы не потерял сознание). Но тогда, скорее всего, было бы уже слишком поздно что-то сделать.

[indent] Дымка идет впереди, и он сосредотачивается на её покачивающемся хвосте, как делал это в детстве, когда только учился ходить следом за матерью – уже тогда он обнаружил, что сосредоточившись на чем-то одном, было легче удерживать равновесие. И, безусловно, предполагал, что когда-нибудь ему это знание ещё пригодится – но никогда не мог бы подумать, что при этом ему будет столь плохо.

[indent] Иногда провожатая останавливается, чтобы скорчиться над травой – и серый повторяет за ней совершенно неосознанно, просто потому, что слишком зациклился на её движениях, копируя каждый шаг. Но теперь он чувствует лишь горький привкус желчи и жгучую боль по горлу от кислоты.

[indent] — Осталось совсем немного, Форелька, - он кивает, ухая головой вниз – и ловит звезды перед глазами. Оруженосец верит ей безоговорочно, потому что больше ничего не остается, но не слышит её слов, кроме обещания скорого освобождения от этого кошмара. Она подталкивает его откуда-то сбоку, и серый послушно идет вперед, не понимая, почему больше видит впереди её качающийся хвост.
Форелька не сразу понимает, почему шагать стало намного трудней, а лапы становятся свинцовыми (будто до этого было легко), и начинает плыть скорее автоматически, чем осознавая это головой – но не сопротивляется.

[indent] Серый нервничает, потому что не видит впереди Дымки, и тратит драгоценные силы на то, что пытается, двигаясь вперед, посмотреть через свое плечо, чтобы увидеть свою спасительницу – и у него все равно не выходит, поэтому, уставший, он лишь из последних сил заставляет себя сгибать лапы. А под конец пути их не хватает даже на то, чтобы держать голову над водой, не говоря уже о плаванье.

[indent] Он не отключается осознанно – просто в какой-то момент приходит в себя уже в палатке Ягнятника – мокрый до ушей и с горящими легкими. Форелька моргает, смахивая капли с ресниц, и приподнимается на мху, крутя головой во все стороны, пытаясь определить, откуда идет звук голоса, все также глухо бьющего по туману у него в голове.

[indent] - Куда подевалась река? Мы плыли по реке, хотя нам нельзя плавать – я помню нам нельзя. Она высохла?

+3

7

[indent] Журавлик не приходит в сознание — это дурной знак: пока он не очнётся, Ягнятник не сможет дать ему хоть какие-то травы, способные облегчить его состояние. Начавшие судороги тоже не говорят ни о чём хорошем — Ягнятник вспоминает, что воительница с оруженосцем успели практически полностью доесть отравленную рыбу. Худой, маленький Журавлик оказывается подвержен действию токсинов сильнее, чем Тисовейка. Ягнятник понимает головой, что его шансы на выживание стремительно исчезают, но долг требует бороться за каждую жизнь до конца.

[indent] Тисовейка реагирует на происходящее вяло — Ягнятник замечает, что у неё взгляд стеклянный, не осознающий, что происходит и кто перед ним стоит. Она лежит на подстилке и, когда крапива действует, содрогается в рвотном позыве. Ягнятник не чувствует тошнотворной смеси запахов, но у него шевелится шерсть на загривке от понимания, как близки сейчас к смерти двое его больных. Он разворачивается, чтобы поискать ещё что-нибудь в своих скудных запасах, когда на пороге появляются Дымка и Форелька.

[indent] — Отравление, — бросает он сухо, собираясь пройти мимо, но взгляд цепляет их шаткое, неуверенное состояние, и Ягнятник останавливается. — Займите свободные подстилки. Что случилось? — интуиция — не его сильная сторона, но отчего-то на ум сразу приходит догадка, что именно произошло. Голос Форельки заставляет Ягнятника оглянуться на оруженосца, и он понимает, что тот находится не в лучшем состоянии, чем Тисовейка.

[indent] Совсем немного листьев тысячелистника — на одного хватит точно, при желании, можно поделить на двоих, но эффект будет не таким сильным. У Ягнятника четверо больных, и у него катастрофически не хватает трав, и он вдруг ясно осознаёт, что сейчас должен поставить отравившихся в порядке приоритета и решить, кому какое лекарство дать.

[indent] — Дымка, Форелька, — обращается он к новоприбывшим. — Разжуйте хорошо эти листики и проглотите, — он даёт каждому немного тысячелистника и, видя состояние оруженосца, сам засовывает ему в пасть листочки. — Разжуй и проглоти, — повторяет он отдельно Форельке, стараясь поймать его взгляд. Тысячелистник — хорошее средство от отравления, вызывающее тошноту, но это последнее, что есть у Ягнятника из того, что можно использовать с гарантией положительного эффекта. Он поднимает голову как раз тогда, когда на пороге появляется Тенепляс.

[indent] — Тенепляс, Жабик, — он не забывает про котёнка, понимая, что ему лучше отвлечься на что-то ещё. — Пожалуйста, намочите мох, им нужно много воды, — Ягнятник говорит спокойно и добавляет, делая акцент. — Только берите воду из чистого источника, — он понимает, что не потянет ни новых больных, ни ухудшение состояния прежних.

+2

8

[html]<table style="width:690px;"><tr><td style="width:25%;"></td><td style="width:50%;"><div class="raskolspiski"; div style="margin-left:70px">итоги квеста</div></td><td style="width:25%;"></td></tr>
<tr><td style="width:25%;"></td><td style="width:50%;"><div class="raskolquotebox" style="font-family:arial; font-size:11px; text-indent:20px; height:125px;">
происходит массовое отравление водой и испорченной рыбой, но у ягнятника не хватает трав, чтобы помочь всем. тисовейка и журавлик, поймавшие и разделившие между собой отравленную рыбу, погибают, несмотря на оказанную помощь. ягнятнику удаётся спасти жизни дымки и форельки, также пострадавших из-за испорченной в результате деятельности людей реки.
</div></td><td style="width:25%;"></td></tr></table>
[/html][nick]Мастер Игры[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2zURM.png[/icon][sign][/sign][status]гулять по льду[/status]

0


Вы здесь » коты-воители: раскол » а потом наступил мрак » /v/ [08.18] рк №9: загрязнение реки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC